16:32 

Требует репоста. Нам здесь лечиться...

alanielle
[Дух пятничного безмозглия] There's no such priest that can pray me to heaven (c)
Про распилы в чудесном здравоохранении и выполнение государственных "модернизационных" программ. Пусть страна знает своих героев. А то вдруг кого обманули глянцевые картинки центральных и не очень центральных каналов.


Модернизация на формальдегиде
Когда я зашла в кабинет главного врача Красноярской краевой клинической больницы Е. Е. Корчагина, в нос ударил неприятный запах. Хозяин кабинета, словно извиняясь, сказал, что летом здесь был ремонт, вонь не проходила столько времени, и он вынужден был сделать замеры воздуха.

Выяснилось, что формальдегид превышал норму, поэтому он лично купил качественную краску и обои, заставил переделать после строителей свой кабинет. Теперь вроде не так воняет.

Невольно напрашивался вопрос: а руководителю главной больницы Красноярского края не хочется сделать замеры везде, включая многочисленные терапевтические и хирургические отделения, пять реанимаций и особенно – поликлинику? Или своё здоровье его больше волнует, чем здоровье врачей, медсестёр и пациентов?

Главный врач пригласил меня, корреспондента медицинского журнала «Первая краевая», для того, чтобы дать задание написать аналитическую статью о приятных изменениях, которые случились в больнице после капитального ремонта. Эта публикация – результат моих более чем годичных наблюдений над событиями, которые, к сожалению, произошли в нашей ведущей клинике.

Картина, вправленная в рамку «Модернизация здравоохранения» стоимостью в миллиард 300 миллионов бюджетных рублей, выглядит в моих глазах другой, поэтому мне Е. Е. Корчагин настоятельно предложил уволиться. Но эта «страшилка» никак не повлияла на моё мнение.

Для справки. Формальдегид, вызывает онкологические заболевания, поражает генетическую, дыхательную и нервную системы, кожу.

Легенды уходят в прошлое

Красноярская краевая клиническая больница недавно отметила своё 70-летие. На фоне того негатива, что происходит с нашей медициной в последние десятилетия, коллективу медиков удавалось не просто выдерживать оборону, но и развиваться. История больницы уникальна. Здесь в годы войны оперировал сосланный в Сибирь всемирно известный хирург В. Ф. Войно-Ясенецкий (Святитель Лука). Здесь профессором А. М. Дыхно шесть десятилетий тому назад была сделана одна из первых в СССР операций на открытом сердце. Благодаря достижениям врачей краевой больницы по лечению сердечно-сосудистых заболеваний уже в наше время в Красноярске был открыт федеральный кардиохирургический центр, кадровым костяком которого стали профессионалы из этого медицинского учреждения.

Здесь стены пропитаны духом многих легендарных имён – легендарных не только для Красноярского края, но и для России. Достаточно сказать, что 32 врача разных специализаций этой больницы получили высокое звание Заслуженного врача РФ (РCФСР). И совсем не в диковинку, когда практикующие врачи защищают на своих материалах сначала кандидатскую, а затем и докторскую диссертации.

На многих направлениях, которые прижились и развиваются в российской медицине, красноярцы были или первыми или одними из первых в стране. Так, 45 лет тому назад в краевой больнице был открыт первый в СССР лёгочно-аллергологический центр. Здесь отрабатывались для страны методики лечения астмы, аллергологических и лёгочных заболеваний, включая муковисцидоз. Жизнь подтвердила эффективность профильных центров, поэтому в больнице сейчас, кроме лёгочно-аллергологического, успешно работают гнойно-септический, сосудистый, ожоговый, эндокринный и ряд других важных центров.

В 1997 году главным врачом больницы был назначен Б. П. Маштаков. До этого он 20 лет руководил краевым здравоохранением, в его бытность в крае было построено более 60 важных объектов: городских, районных и сельских больниц, общежитий и жилых домов для медработников. Словом, это созидатель. Уйти с поста ему пришлось из-за смены управленческой команды: новый губернатор приводил к власти своих людей.

Маштаков приступил к руководству больницей в сложное время: клиника была на грани разрушения – хронические невыплаты зарплаты, не хватало лекарств, стерильного материала, в любой момент энергетики могли нажать на рубильник из-за больших долгов. Это на грани фантастики, но именно в такие сложнейшие времена в больнице было организовано свыше 20 разных центров и служб.

Авторитет главного врача был непрекословным. Маштакова уважали как человека, который полностью отдавал себя служению больнице. Каждое утро он появлялся здесь в начале седьмого и к половине восьмого, когда в его кабинете собирались руководители служб и дежурные врачи отделений, чтобы обсудить итоги суток и определиться с главными задачами на будущий рабочий день, главный врач уже был в курсе всех вчерашних дневных и ночных событий.

Подтянутый, в своём неизменном накрахмаленном белоснежном халате и колпаке, он требовал от подчинённых главного: внимательного отношения к больным, честности, порядочности. И непрерывной учёбы. При скудном бюджете врачи постоянно участвовали в конференциях и симпозиумах как в России, так и за её пределами, стажировались в лучших институтах и клиниках.

Казалось бы, если времена жесточайшего безденежья здесь достойно пережили, то причитающиеся по программе модернизации 1 миллиард 300 миллионов рублей с толком распределят. Было решено, что 509 миллионов потратят на капитальный ремонт главного корпуса и поликлиники, а почти 800 миллионов уйдёт на приобретение техники, связанной с проведением высокотехнологичных операций и современной диагностики.

В краевом минздраве было принято решение поменять главного врача: Борису Павловичу исполнилось 69 лет, и всем было понятно, что годом раньше – годом позже этому корифею надо искать замену. Да и, как декларировалось, плоды модернизации должен щедро пожинать тот, кто будет её внедрять. А чтобы энергичный и опытный Б. П. Маштаков по-прежнему приносил пользу здравоохранению края, губернатор Л. В. Кузнецов предложил ему стать своим советником по здравоохранению. Вот такой получился расклад.

Краевая администрация объявила конкурс на замещение должности главного врача. Тут еще, правда, тлела маленькая надежда, что по всем законам справедливости в освободившееся кресло должен сесть руководитель регионального сосудистого центра, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук А. В. Протопопов. Это имя сегодня – достояние не только краевой клинической больницы, но и России благодаря уникальным рентгенохирургическим операциям на сердце и сосудах, проведённым Протопоповым как в стенах родной больницы, так и за рубежом.

Ни для кого не было секретом, что последние годы Б. П. Маштаков готовил Алексея Владимировича себе на смену. Честный, талантливый организатор и врач, представитель огромнейшей медицинской династии – что ещё хотеть? Но скептики утверждали, что когда на кону миллиарды, порядочность и приверженность профессии в нынешнее время вообще-то совершенно лишние. Так оно и получилось. Министерское лобби в конкурсной комиссии буквально с мылом протянуло кандидатуру первого заместителя министра здравоохранения Красноярского края Е. Е. Корчагина.

Корчагин 10 лет у руля краевой медицины: сначала руководил ею, потом стал первым заместителем министра. Именно он дольше всех был первым-вторым в краевом министерстве здравоохранения. Поэтому достаточно посмотреть, как дышат на ладан районные и сельские больницы, чтобы по достоинству оценить деятельность этого менеджера. Е. Е. Корчагин любит подчеркивать свою принадлежность именно к этой категории специалистов. Как известно, менеджер – это руководитель или сотрудник коммерческого предприятия.

«Слава» о Корчагине могла прогреметь буквально на всю Россию в период всероссийского скандала по приобретению для наших больниц и поликлиник томографов. Оказалось, что он напрямую причастен к закупкам по так называемым «рыночным» ценам томографов сразу для четырёх больниц: краевой, красноярской городской № 20, Норильской городской и Минусинской районной.

Череда коррупционных дел, связанных с закупкой этого оборудования в ряде регионов, дала конкретные посадки высокопоставленных чиновников. Но в Красноярске СМИ пошумели недельку-вторую по этому поводу, и всё затихло. Такое впечатление, что правоохранительные органы вместе с организаторами закупок тихонько сидят в кустах и ждут истечения срока давности, чтобы все остались белыми и пушистыми.

Когда этот скандал в Красноярске был на кратковременном взлёте, выяснилось, что для строящегося перинатального центра был заложен в смету томограф за… 140 миллионов рублей. Как пояснил настырным журналистам тогда ещё первый заместитель министра Е. Е. Корчагин, вначале рыночной была одна цена, а сейчас другая, в разы меньше. Радоваться надо, что появилась возможность сохранить для медицины уйму денег. Словом, правильно оценил ситуацию.

Настало время «смотрящих»

11 июля 2011 года этот менеджер нашего новодельческого времени стал руководителем устоявшегося медицинского коллектива в две с половиной тысячи специалистов. Свою работу он начал с затяжной дискуссии, что первично: курица или яйцо – врач или пациент. Отменил еженедельные обходы главного врача со своими заместителями по отделениям, существовавшие в больнице не одно десятилетие, ликвидировал за ненадобностью утренние ежедневные планёрки с участием главного врача. Стало всё по-другому: заместитель по утрам заходит к нему на доклад. Прямо как в министерстве.

Первые кадровые шаги Е. Е. Корчагина в новой должности: предложил уволиться «по собственному желанию» главному финансисту больницы В. Ф. Пусип. В принципе, многие нынешние так называемые менеджеры прежде всего меняют секретарш, водителей и финансиста, что и сделал Корчагин. Но речь шла об известном и опытном специалисте с твёрдым характером. Сначала вывели отдел госзакупок из подчинения Пусип, а потом напрямую предложили ей уволиться. Озвучили и запасной вариант – сокращение. На её место была тут же принята бывшая управляющая и бухгалтер небольшого оптово-розничного магазина разной утвари для столовых и кафешек, без опыта работы в бюджетной сфере.

Отдел госзакупок возглавил еще один ценный специалист – бывший юрист одной бывшей строительной ООО-шки Л. Н. Лапошниченко. К ней в подчинённые пошёл её бывший начальник – заместитель директора этой фирмы В. Я. Репин, кстати, несостоявшийся врач. Это многим казалось театром абсурда: на работу с жалованием тысяч в 15 ехал человек на дорогом джипе, на содержание которого вряд ли хватит его зарплаты. Больничные острословы прозвали его смотрящим.

Такой же ярлык был прилеплен и к ещё одному вновь назначенному заместителю главного врача – по технике, А. Ю. Плотникову. Человек работал в столице в солидных фирмах, связанных с поставками медицинской техники по всей России, в его паспорте, естественно, московская прописка. Вот и стал народ ломать голову над дилеммой: с чего бы вдруг он позарился на жалкие гроши сотрудника провинциальной больницы, где у заместителя главного врача в лучшем случае 60 тысяч рублей в месяц?

Было предложено поменять работу опытнейшему начмеду Н. И. Головиной, но Наталья Ивановна пока удерживается в своём кресле, потому что теперь вопрос номер один – убрать заместителя главного врача по оргметодработе О. В. Полиянчук. Её существенный недостаток – имеет собственное мнение. Притом всем понятно: не уйдёт добровольно — сократят, иных вариантов у Корчагина, как показал печальный опыт, просто нет.

Не является секретом и то, что он уже согласовал с министром В. Н. Яниным это сокращение. А ведь Оксана Викторовна отвечает за одно из ключевых в больнице направлений. И никакие её заслуги во внимание не идут, хотя только за последний год она по заданию губернатора организовала кураторство специалистов ККБ над районными больницами, провела исследование состояния большинства районных больниц и поликлиник, включая кадровое обеспечение, наладила методическую помощь всем ЦРБ, телеконференции и телеконсультации для врачей сельских больниц…

Короче, вся маштаковская команда может готовиться с вещами на выход. Изумительная ситуация: министр везде плачется о нехватке опытных кадров в здравоохранении, а тут такими специалистами разбрасываются.

А теперь о строительном пироге в полмиллиарда бюджетных рублей, направленных на капитальный ремонт. Почти полностью – свыше 400 миллионов — он достался некоему ООО «Проект Инжиниринг». В Интернете эта фирма рекламирует свои бухгалтерские и аудиторские услуги.

Образовалась она в 2006 году как центр метрологии и стандартизации. Учредитель и директор прописана… в избушке на куриных ножках в районном центре Назарово, адрес самого ООО – квартира № 40 в доме на одной из красноярских улиц. Учредительный взнос, как это водится, 10 тысяч рублей. И эта фирма с адресом в квартире получает два государственных подряда на капитальный ремонт сложнейшего в инженерном отношении медицинского здания на сумму свыше 400 миллионов рублей!

Аукционы состоялись в январе и мае-июне – на 77 и 334 миллиона рублей. И желающих победить было немало – 26 соискателей (12 и 14). А дальше все элементарно: под микроскопом изучаются документы претендентов, цепляются за любую помарку или опечатку, что даёт законное право при очевидной абсурдности ситуации им отказать. Мол, закон строг, но справедлив. Когда конкурсная документация насчитывает до тысячи листов различных текстов, не мудрено найти не одну, а даже несколько опечаток.
Как результат, комиссия в двух аукционах всем 26 претендентам отказала.

А дальше всё идёт по отработанной схеме: при несостоявшемся аукционе заказчик получает право самостоятельно найти того единственного исполнителя, который и опечаток не сделает, и выполнит всё по высшему разряду в назначенный срок. При этом сумма госзаказа может оставаться максимальной. Маленькая и, как я поняла, вполне формальная деталь — кандидатура единственного исполнителя – согласовывается с краевой администрацией – организатором торгов, что, разумеется, было сделано в сжатые сроки.

Краевая администрация – это, прежде всего, министерство здравоохранения, потому что больница является краевой собственностью, и служба по контролю за ценообразованием и размещением госзаказа, которая несёт ответственность за чистоту, прозрачность и законность при определении «единственного исполнителя». Поразительно, но никого из чиновников не удивила ни квартирная прописка, ни чисто символический уставной фонд, ни даже отсутствие рабочих мест в этой фирме.

Как же это можно «перелопатить» почти полмиллиарда рублей, не имея ни рук, ни лопат? Оказывается, можно… Но это вопрос не к журналистам, а правоохранительным и налоговым органам.

Есть в этой мутной истории одна интересная запятая. Перед самим ремонтом на защиту плана его проведения в краевую больницу был приглашен председатель комиссии по здравоохранению Законодательного Собрания Н. С. Глушков, известный больше как профессиональный строитель, в недавнем прошлом – руководитель строительной отрасли края. Он пришёл на это заседание со своими коллегами-депутатами.

Слушал-слушал Николай Сергеевич замысловатые и путанные объяснения, в какой последовательности что будет ремонтироваться, и выдал буквально следующее: «Вы не представляете, что такое капитальный ремонт в действующей больнице, да и не можете это представлять, потому что вы не строители. Предлагаю создать комиссию, которая бы отвечала за него. Готов войти в эту комиссию и разделить ответственность за качество ремонта».

И что вы думаете, министр здравоохранения и главный врач больницы обрадовались такому разумному предложению профессионального строителя и депутата? Похоже, глаза от законодательной власти, тем более профессионально-строительные, на этой стройке были как раз лишними.

Остановлюсь детальнее на втором аукционе по ремонту главного корпуса на 990 коек. Сумма недетская – 334 миллиона рублей. УФАС по Красноярскому краю ещё даже не приступал к рассмотрению жалоб по второму аукциону, а с единственным исполнителем, всё тем же ООО «Проект Инжиниринг» – выбранным больницей и согласованным в краевой администрации — уже был заключен второй государственный контракт. Но почему-то на 370 миллионов, что значительно выше максимальной цены аукциона.

Впоследствии были внесены изменения в госконтракт в сторону уменьшения суммы до 327 миллионов. Трудно предположить, чем была вызвана такая игра миллионами, потому что текстов самих контрактов на сайте госзакупок нет.

Нанохалтура в больничных стенах

Начиная с января 2012 года, известная гастарбайтерская биржа труда на Южном рынке в Красноярске фактически опустела. В освободившихся под капремонт больничные отделениях сотни гастарбайтеров не только работали, но и жили. Пошли в ход списанные бельё и матрасы. Кому матрасов не хватало, тот укладывался спать на подоконниках. Больница, где выражение «санэпидрежим» раньше было священным, в одночасье превратилась в проходной двор с многочисленными ночлежками.

Медицинское светило А. В. Протопопов принялся за исследование животрепещущей темы: откуда в его святая святых – рентгенохирургической операционной – мог появиться тошнотворный запах человеческих экскрементов? И как полагается настоящему доктору наук, докопался до истины: гастарбайтеры превратили вентиляционные шахты в уборные. А куда прикажите ходить по нужде, если у строителей не было элементарного: бытовых вагончиков, биотуалетов?

И вообще в ходе ремонта медики открыли столько нового для себя, что стали сравнивать события последних месяцев с чрезвычайной ситуацией. Например, в центральном стерилизационном отделении параллельно с капитальным ремонтом проводили стерилизацию операционных инструментов. Вы можете представить себе подобную ситуацию? Притом слышались пояснения: министерство в курсе. И так было три месяца подряд. Рядом – операционные. Хирурги горько шутили, что условия работы в некоторых операционных напоминают фронтовые по шуму, грязи и пыли.

Запасной вход в операционный блок постоянно был открытым. А там на всех пяти этажах не просто операционные, там наркотики! Строителям через этот ход было удобно заносить цемент и другие далеко не безвредные для реанимационных и оперированных больных стройматериалы. Каталки с прооперированными больными едва можно было различить в густой строительной пыли.

Врачи утверждают: подобное не имело бы место, если бы под ремонт отсекали по блоку на все девять этажей. А так параллельно шёл ремонт в разных блоках и на разных этажах, создавались неразбериха и полная антисанитария. Многие задавались вопросом: почему ремонт превратили во вселенский бардак? Хотя вопрос был явно риторическим.

Планерки со строителями проводил лично Корчагин, они начинались с выяснения, всем ли довольны строители. Многим стало очевидно, что больница получила не настоящего главного врача, хорошего организатора и хозяйственника, живущего проблемами больницы, а защитника интересов строителей.

Корчагин болезненно реагировал на любые жалобы заведующих отделениями по поводу массовых недоделок и откровенного брака. Зато из сладких уст своего руководителя медики узнали немало интересного: свежеокрашенные стены не моются потому, что краска — с настоящими наночастицами, и надо ждать две недели, чтобы эти чудо-частицы проявились. На остальные жалобы по поводу качества был такой же мудрёный ответ.

Но краска упорно не давала себя мыть и через два месяца, новый кафель случайно отваливался, плинтуса отрывались и так далее по списку. А эти наночастицы стали предметом больничных анекдотов и насмешек. Во многих отремонтированных отделениях стены уже грязные и оббитые из-за отсутствия системы в ремонте. Да и как не мыть стены в больничном здании на 990 коек? Интересно, что по этому поводу скажут в Роспотребнадзоре, или мытьё стен при нанокраске уже не актуально?

Медики не понимали, почему не меняются стояки холодной и горячей воды, отопления, ведь существующим 25 лет отроду. Ради чего тогда было затевать капитальный ремонт? Кто-то даже нашёл в Интернете документацию на проектно-сметные работы и утверждал, что там якобы было заложена полная замена инженерных коммуникаций. Но в ответ любознательные слышали, что это будет сделано позже – по ходу возникновения порывов. Тогда и межэтажные перекрытия будут проходить.

Когда медики начинали тему, по меткому выражению одного из хирургов, «игрушечного ремонта», с тоской вспоминали, как чётко и качественно проходил ремонт при Маштакове, какие высокие требования ставил перед строителями их бывший главный врач. Разве при нём такое могло быть, что сначала ремонтируют, скажем, восьмой этаж, а потом берутся за девятый? Поэтому хватало случаев, когда уже отремонтированные нижние этажи щедро заливались сверху, где только начинался ремонт. То, что в ход шли самые дешёвые материалы, было и так понятно, но хотя бы использовали их с толком!

Качества не могло быть априори, потому что многие гастарбайтеры впервые увидели стройку. Что от них хотеть? Зато этот рабский труд очень выгоден при таком «освоении» бюджетных денег: красноярский строитель, как известно, потребует трудоустройства со всеми причитающимися налоговыми вычетами для государства. Ему семью кормить надо и о будущей пенсии думать.

Срок выполнения первого контракта – через 80 календарных дней после его подписания: 16 апреля. 21 мая проконтролировать выполнение работ приехал сам губернатор Л. В. Кузнецов. За несколько дней до этой даты в больницу наведался министр здравоохранения В. Н. Янин, прошёлся по коридорам нейрохирургического отделения, после чего было принято спешное решение укладывать в отделении новые полы – по банальной причине: гастарбайтеры, не имея даже ёмкостей для приготовления растворов, делали его прямо на бетонных полах в коридорах, поэтому по таким буграм губернатора просто невозможно было провести.

Ну ладно, специально для услаждения взора такой VIP-персоны сделали новые полы в одном отделении, а в остальных? Да стоят, миленькие, в цементных разводах. И стоять будут, благо одни показушные полы в больнице уже имеются. Больших чиновников у нас водят по выверенным маршрутам.

Картина маслом – сам главный врач разносил по туалетным комнатам отделения нейрохирургии рулоны белоснежной бумаги, а медики задавались вопросом: а что будет, если губернатор решит проверить, надёжно ли закреплены унитазы или вовсе не закреплены? Не проверил – пронесло. Но в отделение колопроктологии главу края вообще не повели – там ремонт был завершён только во второй половине июня, а одна стена разбита до сих пор. Вот вам и госконтракт с конечной апрельской датой.

Спрашивается, если единственный заказчик так некачественно выполнил первый госзаказ на 77 миллионов рублей, зачем надо было ему доверять «освоение» ещё трети миллиарда? Это вопрос к тем же В. Н. Янину, Е. Е. Корчагину и руководителю службы по контролю за ценообразованием и размещением государственного заказа краевого правительства С. В. Дамову.

Самым популярным человеком на стройке был П. Я. Репин. От него, коренастого, в спортивном костюме, так и веяло приснопамятными девяностыми. Это старший брат того Репина, что из отдела госзакупок. Павел Яковлевич, как и его младший брат, в своё время окончил медицинский институт, даже учился на одном курсе с главным врачом Е. Е. Корчагиным. У него свой бизнес: торговля и сдача в аренду собственных нежилых помещений. Но, тем не менее, все строительные вопросы решал он, хотя позиционировал себя в больнице как директор ООО «ЛиС-плюс» (торговля и аренда), где является соучредителем.

На войне – как на войне

А как больница справлялась в период ремонта со своей главной задачей – лечением? Статистика свидетельствует, что количество пролеченных больных здесь то же самое, каким было до капитального ремонта, не увеличился и показатель летальности. Как считают врачи, им удалось сгруппироваться в экстремальной ситуации, чтобы выполнить свой долг перед пациентами.

С этим можно было бы согласиться, но вот выдержки из дневника заведующего отделением микрохирурга В. Т. Кеосьяна, опубликованного на его сайте:

«19.06.2012. С июля 2012 года в отделении планируется ремонт. Количество пациентов уменьшать не будем. Будет значительно уменьшена длительность стационарного лечения.

16.07.2012. В больнице идёт грандиозный ремонт на всех этажах, такого не было. Мы потеснились, пустили ортопедов. После окончания ремонта у них, начнётся у нас, будем куда-то переезжать. Остались одна мужская и одна женская палаты по 5 коек. И это будет точно до конца года. Длительность стационарного лечения в среднем 2 дня. Вот такие дела.

7.11.2012. В больнице началась вторая часть гранд-ремонта на всех этажах. Теперь он пришёл к нам. И вот у нас три палаты на разных этажах: на 3, 4 и 7-м. Это нормально. Длительность стационарного лечения 1-5 дней.

1.12.2012. Из-за ремонта условия пребывания ещё ухудшились. Две палаты на разных этажах и 3 кровати в коридоре. Так что тем, кто лечится, непросто. Да и нам трудно. Потерпим ещё немного».

Из этого следует, что «фабрика здоровья» круглосуточно что-то отрезала или, наоборот, пришивала, а потом человека, который не успел толком отойти от наркоза, отправляли «на долечивание» в его родной таёжный район, где запросто может не быть даже хирурга. Или автобусного сообщения с райцентром. Над ремонтируемой больницей прессом давил план и койкооборот тех коек, которые в огромном количестве были снесены на склад. А это зарплата всех сотрудников – от врачей до санитарок, они иногда в больнице встречаются, несмотря на мизерное жалование.

Красноярскую краевую больницу в последнее время довольно часто показывают на разных телеканалах – местных и даже российских. У этих новостийных сюжетов главная тема: успешное выполнение программы по модернизации. Везде, благодаря мастерству телеоператоров, блеск, разве что фанфары за кадром не звучат, ну а запахи, как известно, телевидение вообще не передаёт.

Как правило, драгоценные комментарии «в ящик» даёт главный врач Е. Е. Корчагин. Тема одна – невиданные успехи модернизации здравоохранения в отдельно взятой больнице: и ремонт идёт блестяще, и новую технику закупаем. Да ещё какую – самый писк современных технических достижений. Притом мировых.

На уровне минздрава проводится жёсткий отбор, кого из журналистов можно приглашать, чтобы никто не задал ненужных вопросов по поводу новых, но уже обшарпанных стен и недавно закупленной, но не работающей техники. Так, в ноябре вышли из строя сразу три новых рентгенаппарата. Для хирургических отделений это катастрофа. Аппараты закуплены в Китае. Интересно, имеют ли отношение к закупкам новой техники те фирмы, где раньше работал новый заместитель главного врача по технике А. Ю. Плотников?

Меня лично поразили элементарные жестяные прикроватные тумбочки, окрашенные в белый цвет. Сестрам-хозяйкам их подставили в подотчёт по 16 тысяч рублей… за штуку. Кто-то из врачей нашёл в магазине точно такие же, но по 3 тысячи. Поздно нашли. А то подающий большие надежды менеджер Е. Е. Корчагин мог бы сэкономить для больницы только на одних тумбочках очень даже приличную сумму.

И что же мы получили в сухом остатке от всей этой шумихи, обозначенной как модернизация здравоохранения? Да всё то же: «освоение» бюджетных денег с помощью разных прикормленных фирмочек типа «Проект Инжиниринг», приведения к управлению наших ведущих больниц пусть далеких от медицины, но преданных людей. А судьба тех, кто идёт в эти больницу в надежде на исцеление? Кормчих это меньше всего интересует. У них задачи, как и деньги, большие. Тут не до пустяков, когда намечается строительство в краевой больнице двух новых корпусов. Вот где можно будет развернуться всем по уже отработанным схемам! Вот будет праздник для гастарбайтеров!

…К концу года, как и предполагалось по контракту, были подписаны акты приема-передачи успешно выполненного капитального ремонта в Красноярской краевой клинической больнице. Однако больница даже ночью по-прежнему тонет в шуме работающих отбойных молотков, а больные всё так же лежат в коридорах не только на топчанах, но и на каталках. Сегодня готовы к эксплуатации только два этажа из девяти. Больные, а здесь не бывает лёгких больных, жалуются, что из-за шума дрелей не могут уснуть.

И ещё один немаловажный вопрос: на этих актах приёма-передачи выполненных работ на сумму 327 миллионов рублей стоит подпись только одного Е. Е. Корчагина, как было в ситуации с томографами, или за качество и своевременность исполнения госзаказа на этот раз поручился сам министр краевого здравоохранения В. Н. Янин? Как известно, в Волгоградской области в новогодние дни разгорелся большой уголовный скандал по поводу «игрушечного» ремонта и больших откатов в рамках той же модернизации. А у нас, к счастью, чики-чики. Если верить всё тем же телевизионным репортажам из краевой клинической больницы.

Мирослава ДЕМЬЯНЧУК

Источник:Krasrab.net

@темы: мнуфшокенах

URL
   

Элиос. Здесь...

главная